Уроки Джона Патта: Нет ничего хуже, чем не закрыть удвоение!

Нет ничего хуже, чем не закрыть удвоение и разрушить этим всю свою хорошую игру. Я промахивался множество, множество раз. Я должен был просто возненавидеть эту игру. Безусловно, мне следовало бы, как минимум, не любить каждый из этих презренных маленьких секторов. Они разрушили так много легов, сетов и матчей, что я не могу поверить в то, что я до сих пор играю как профессионал. Если кто-то спрашивает меня, есть ли удвоения, которые мне не нравятся, я всегда отвечаю “нет”.
Ложь?
Нет, просто всё, что ты говоришь, ты произносишь с точки зрения здравого смысла. Я провел опрос и спросил игроков всех уровней мастерства, какое удвоение для них самое ненавистное. Я получил более пятидесяти ответов, которые, на самом деле, «затмили» даже моё «царственное» появление на этом сайте. Победитель или проигравший, в любом случае, опасались удвоения трёх. Огромное количество – 34% называли это удвоение главной причиной выпадения волос, бессилия (импотенции) и что самое главное – чувства того, что ты один во всей вселенной.
Да, удвоение трёх одно из самых отвратительных (неприятных). Низшее из низких, выражаясь буквально. Многие не будут серьёзно задумываться об этом. Быстрое попадание в сектор два и удвоение двух – и играй дальше. Самые авантюрные из нас могут представить, что мы ограничимся броском в удвоение одного после попадания в сектор три и один. Какое же счастье, когда ты попадаешь в удвоение трёх первым же дротиком. Промах ниже прельщает, но ты, по-видимому, кинешь выше только для того, чтобы дротик попал ниже. Да, конечно если сектор отсутствует на доске, то никаких претензий не будет.
Заканчиваю запись тем, что на втором месте среди наиболее ненавистных удвоений – удвоение одного – 20% и на третьем – удвоение девяти – 10% (предполагаю, что у более серьёзных игроков).
Удвоение одного, понятное дело, самое устрашающее, так как остальные лишь неудача, а рядом с ним “приятно” располагается наше любимое удвоение двадцати. Удвоение девяти же мешало, в большинстве своем, профессиональным игрокам, которые стремились закрыться удвоением восемнадцати, больше, чем я мог предположить. А мне, как ни странно, это нравилось. В конце концов, это только перевёрнутое удвоение шести.

Джон Патт (John Part) ‘2006© перевод Валерий Майоров. mydarts.ru

Оставить комментарий